Мозаика Дмитрия Романова

Часть 2.

Я опустила голову и на меня с пониманием посмотрел Петр I. Недалеко от нас на полу у стола стоит его огромный мозаичный портрет, выполненный мастером по заказу. Хозяин мастерской, между делом, объясняет восхищающимся гостям, что долго не мог уловить отблеск тени и света на лице самодержца, нужные оттенки мозаики, чтобы показать выражение его глаз.

Под руководством Дмитрия гончарному ремеслу и искусству мозаики в мастерской обучаются и взрослые и дети, хотя, как гордо говорит хозяин, насильно сюда никого не тянут. Все желающие узнают премудрости дела за символическую плату.

- Как выживаете? – удивляюсь я.
- Стараемся, такие тут правила, - пожимает плечами Дмитрий.

Дмитрий рассказывает, что ничего в жизни, кроме камней, не знает. Кто-то всю жизнь занимается, например, танками, а он с 10 лет - камнями и минералами. Во дворце пионеров, куда он в детстве пришел, открылся кружок юных геологов. Работа с минералами стала его страстью, он постоянно побеждал на олимпиадах, где хоть что-то касалось этого природного материала. Хотел поступить на геологоразведочный факультет, но ему туда вход был закрыт.

Когда Дмитрию было 17 лет, он получил травму - упал с высоты, сломал позвоночник, ребра. В геологоразведку его не взяли и он поступил в пединститут на географический факультет.
В институте Дмитрий создал один из крупнейших минералогических музеев, которому недавно исполнилось 30 лет. Благодаря созданию этой коллекции, на 5 курсе его пригласили в музей минералов Академии наук.

Несмотря на полученные в юности травмы, он все равно ходил в экспедиции с геологами. Огни костров, у которых он в те времена сидел с друзьями, вдохновляли его даже сочинять стихи и песни.

Однако здоровье его ухудшалось. Как-то к нему в больницу неожиданно приехал знакомый священник, по заказу которого ему уже приходилось реставрировать иконы. Когда-то требовалось отреставрировать работы из камней 300-летней давности, что Дмитрий сделал, постигнув и это искусство. Батюшка сказал, находясь у кровати больного: вот сейчас тебя Господь «усадил», теперь ты должен заняться ремеслом работы с камнями.

- А как появилась работа с мозаикой? - Когда я не мог уже свободно передвигаться и ездить в экспедиции, я спросил себя, а что мне нравится? Я тогда сидел дома, мне принесли восстановить работу 2-4 века. И ответил – я же люблю мозаику! Я подумал, я сейчас «без ног», могу сидеть дома и делать кому-то ванну, кому-то еще что-то, просто для зарабатывания денег. Но понял – только для денег мне это неинтересно. Деньги для меня никогда главными не были. Я хотел искусством заниматься, делиться им со многими. - Поэтому возникла школа для инвалидов? Ты организовал ее осознанно? - Осознанно. Я понимал, есть огромное количество детей, болеющих ДЦП, инвалидов с разными травмами, которым можно дать такую специальность, что они смогут жить полноценно. Даже, будучи по пояс, снизу, обездвиженными, если руки есть, голова есть, можно сидеть на стуле и работать этими самыми руками.
На фото: Дмитрий Романов
Дмитрий организовал большую мастерскую по работе с мозаикой детей с нарушениями в развитии. Помогла ему Людмила Ивановна Швецова. Сам он в прошлом с помощью мозаики реставрировал работы в музее им. Ферсмана, тогда это было для него новое искусство, и воспринимал он его, как хобби. Работа с детьми продолжалась около трех лет. В мастерскую приходило много детей, приходили их родители, и многодетные семьи, и пожилые люди. Инвалиды с помощью творчества развивались, многим становилось лучше, кто-то даже выздоравливал. А когда Швецова умерла, Дмитрий как-то пришел в школу, вставил ключ в замок двери, а он к нему не подходит.

- Я лишился высокого покровителя, и меня выкинули из мастерской, школа закрылась, - с возмущением констатирует мастер. - А дети куда пошли? - А куда они пойдут? Мы пытались с другом на Варшавке сделать такую школу, но нужны на нее гранты, а денег сейчас не дают. Или нужны связи, у меня их нет. Так что, как раньше, с инвалидами специально, я сейчас не работаю, разве что сюда кто-то наведывается.

- Поделитесь секретом: как зарабатывать любимым делом? – обращаюсь я к Дмитрию и Елизавете. - Если человек погружен в дело, если он достигает каких-то результатов, – с уверенностью говорит Дмитрий, а Елизавета кивает, - это приносит ему деньги. Я изучаю способ, предмет, я про это читаю, я это пробую, я это люблю! Правда, такой подход требует дерзновенности, нужно стараться делать то, что ты не делал до этого. Изучать – пробовать – изучать - пробовать...

- Как поверить, что это возможно, что получится? Как вообще найти свое дело? - Нужно просто доверять своему чутью. Бог создал человека творцом, между прочим. Ты, задавая себе вопросы, сам на них отвечаешь. Получаешь энергию, которая тебе нужна. Так и деньги придут.

Самое страшное для человека, остановиться в своем развитии. И я ни одного дня не работал по обязанности. Я сам творю собственную жизнь.

Сейчас у Дмитрия и его учеников огромное количество работ. Студенты училища изучают искусство мозаики как дополнительный курс в образовании. Сюда приходят и просто желающие, независимо от возраста. Он создавал мозаичные скульптуры в Италии, сделал массу павлинов, кенгуру, сказочных животных для детских площадок городов. Памятники воинам с мозаичными знаменами, погибшим в Отечественной войне, увековечивают подвиги героев, а огромные гербы районов Москвы украшают ее территорию. И всегда это творчество в коллективе, в команде дерзающих в искусстве дилетантов, которые под его руководством становятся великолепными мастерами-профессионалами.
На фото работы Дмитрия Романова:
В комнату снова кто-то зашел и отвлек Дмитрия. На следующей неделе начинаются каникулы. Дети и студенты смогут тренироваться в ремесле мозаики, создавая скульптуры со своим мастером во дворе училища. В Парк Культуры, где обычно это происходит, в нынешнем году их не отпустят. В Москве чемпионат мира по футболу - боятся терактов.
(2018 год)
*****

Текст: Кира Магид

Фото: Дмитрий Романов
~
Журналист, продюсер, сценарист, режиссер
Следить за новыми публикациями:

info@matreshka-journal.com
Мы в соц. сетях
Made on
Tilda